Глаза большого города

Как видеонаблюдение уже изменило жизнь в мегаполисах и еще изменит ее

Кристиан Лерх

В Лондоне столько камер, что каждый прохожий в течение дня

попадает в объектив примерно 300 раз

Скандал, связанный с программой PRISM, разразившийся с подачи Эдварда Сноудена, показал, насколько ограничена сфера частной жизни. Как выяснилось, американское Агентство национальной безопасности собрало более 97 млрд телефонных разговоров и электронных сообщений. К сбору информации были привлечены многие известные компании, все делалось без уведомления и согласия пользователей. 

При этом мы давно привыкли к тому, что в мегаполисах, в Берлине ли, Нью-Йорке, Лондоне или Москве, камеры наблюдения контролируют буквально все, сопровождая нас везде. Камеры — глаза современного большого города. 

Берлин в фокусе

Миграция, растущая безработица среди молодежи и разрыв между бедными и богатыми приводят к росту криминальной статистики в метрополиях. Выход один — необходимо усиливать меры безопасности, в том числе видеоконтроль. "Вы можете назвать это безопасностью или мирным сосуществованием. Кто-то мыслит в категориях law and order, другие говорят об улучшении жизненного пространства",— объясняет исследователь Фолькер Эйк, который многие годы изучает городские режимы безопасности. В любом случае, подытоживает он, людей необходимо как минимум направлять в нужное русло. 

Сейчас Фолькер Эйк работает вместе с полицейскими на улицах Берлина. Только если полицейские заняты наведением порядка, Фолькер Эйк ведет исследовательский проект. Видеонаблюдение, говорит он, помогает увидеть лишь симптомы социальной напряженности. И в пакете мер берлинских полицейских оно — лишь один из методов.

Как известно, "столицей видеонаблюдения" считается Лондон, где одна камера приходится на 14 жителей. Сравнить Лондон с менее населенным и контролируемым Берлином трудно: информации о точном количестве камер на улицах немецкой столицы нет. Дело в том, что полиции не разрешается постоянно использовать камеры без постановления суда, поясняет бывший эксперт по угрозам, а сейчас пресс-секретарь берлинской полиции Штефан Редлих. Зато видеонаблюдение не ограничено в поездах метро и на остановках транспортного предприятия BVG — там установлено свыше 12 тысяч камер. К ним нужно добавить тысячи камер в получастном пространстве, говорит политолог Эрик Тепфер, он занимается проблемами видеонаблюдения в Центре техники и общества Технического университета Берлина. При этом на многих камерах, установленных BVG, работает система распознавания лиц — этот экспериментальный проект называется INDECT и финансируется Евросоюзом. 

"Для нас, полицейских, записи видеокамер — хорошая помощь при расследовании,— продолжает Штефан Редлих.— Свидетель часто взволнован, он не все видел, не все понял, забывает и путает детали. Если происходит преступление, мы запрашиваем у BVG видео — в прошлом году обращались к ним около 4 тысяч раз и в 1000 случаев нашли преступников. Но надо признать: несмотря на то что на вокзалах и в прочих местах установлена видеотехника, преступления продолжают совершаться". 

Тысячи используемых в общественном транспорте Берлина видеокамер вовсе не означают, что в экстренном случае вам придут на помощь. "Многие люди думают, что есть некий сотрудник, который следит за снимаемым на камеру,— говорит Констанце Курц, член правления Chaos Computer Club, некоммерческой организации, борющейся за свободное от контроля пространство в виртуальном и реальном мире.— Но это не так, эта информация просто собирается. Если бы люди это знали, устрашающий эффект был бы сведен к минимуму".

В Берлине постоянно использовать камеры

можно только по постановлению суда


Лондон считается "столицей видеонаблюдения"

После террористической атаки в 2001 году

Нью-Йорк под постоянным видеоконтролем


Под присмотром, но не под защитой

Видеонаблюдение стало одним из символов современного города, считает американский урбанист и специалист по городскому планированию из Университета штата Иллинойс Ник Теодоре. Именно навязчивое присутствие камеры создает у горожан чувство безопасности в общественных местах. 

Оправдано ли оно? 

Вряд ли в городах США есть здание или улица, не контролируемые камерами. Отснятый материал с них сохраняется и всегда при необходимости может быть запрошен. "США точно не были первопроходцами, когда после террористической атаки в сентябре 2001 года начали активно использовать видеотехнологии,— говорит Ник Теодоре.— Впереди шли Великобритания и другие европейские страны. Эта техника широко применяется в Чикаго, одном из самых криминализированных городов Америки, где дня не обходится без убийства. Но когда мы стали выяснять, как влияет видеонаблюдение в Чикаго на криминальную обстановку в общественных местах, то не нашли ничего! Нет никакой статистики, которая бы подтвердила — да, видеонаблюдение снижает уровень преступности". 

По словам Ника Теодоре, задача многочисленных видеокамер на площадях, улицах, в подземных переходах, на транспортных развязках и получастных территориях типа торговых и офисных центров прежде всего заключается в том, чтобы создавать у горожан чувство: все под контролем, тебя охраняют, полиция работает. 

"Службы безопасности слепо верят в эти технологии. Для них они стали фетишем,— говорит Ник Теодоре.— Понятно, что полиция одна не может справиться с преступлениями. Но мне кажется, успех возможен только в том случае, если удастся наладить связь между ведомствами и населением. Да, можно установить камеры на высоких зданиях и с помощью джойстика отслеживать на экране компьютера каждого человека — как в компьютерной игре. Но это очень опасно. И самое худшее — создание дистанции между полицией и людьми, которым она служит. Усиленное применение видеотехнологий разрушает нормальную связь между гражданами и полицией". 

Есть еще одно измерение тотального видеонаблюдения: экономическое. "Там, где возводится элитное жилье, активно применяются видеотехнологии. Они — знак рынку недвижимости: здесь безопасно, место надежно для инвестиций. Еще в 80-е и 90-е годы центры городов считались ничьей землей, местами, куда лучше не заходить после захода солнца и куда не берут с собой семью,— продолжает Ник Теодоре.— Много говорили о том, как сделать большие города безопасными. И было решено сделать ставку на развитие сферы недвижимости. За этим стояла идея преобразовать городские центры в места развлечений, потребления и проживания состоятельных людей и элиты".

Опасность мер безопасности

Что важнее — чувство безопасности, пусть даже глубоко субъективное, или гражданские свободы? Ответ известен: защита данных и гражданские свободы ценятся меньше. 

Но вопрос об использовании видеонаблюдения во время политических демонстраций один из самых острых, говорит Констанце Курц из Chaos Computer Club Берлина: "Ключевые слова здесь crowd control — контроль за большими массами людей. Пример — демонстрации в Берлине, когда все мероприятие снимается на камеру. Возможности огромны — с помощью Dome-камер, которые имеют функцию сильного приближения изображения, можно снимать хоть с вертолета. А значит — следить за людьми". 

По немецкому закону каждый гражданин имеет право анонимно высказывать свое мнение в общественных местах. Ежегодно в Берлине проходит до 4 тысяч демонстраций, объясняет пресс-секретарь берлинской полиции Штефан Редлих: "Это обычное явление — устраивать демонстрацию за или против чего угодно. В день проходят примерно десять коллективных выступлений". 

Поэтому в центре общественной дискуссии, говорит Фолькер Эйк, вопрос: наводит ли видеонаблюдение страх на людей и не отпугивает ли их от участия в демонстрациях. 

Системы распознания лиц и связь с полицейской базой данных ставят под вопрос анонимность во время демонстраций. С помощью полученной съемки отдельные люди могут быть идентифицированы даже в толпе и сверены с имеющимися в распоряжении базами данных. Конституционное право на свободное и анонимное выражение мнения таким образом аннулируется. За секунды можно выяснить, кто, когда и против чего протестовал. Как оказалось, такая проблема есть и в свободных демократиях и правовых государствах. 

"Мы в Германии за последние сто лет имели опыт двух тоталитарных систем — при нацистах и коммунистах,— говорит Маркус Бекедаль, основатель интернет-газеты netzpolitik.org, занимается стратегиями контроля в цифровом обществе.— Видимо, поэтому мы критически относимся к государственному контролю". 

Пресс-секретарь берлинской полиции Штефан Редлих замечает: "Недавно издан закон, по которому нам разрешается применять передачу изображений. Теперь мы можем передавать кадры в оперативный центр. А раньше руководитель оперативных действий не мог получить ни одного кадра демонстрации. Люди должны понимать, что речь идет не о том, чтобы идентифицировать отдельных протестующих, а о том, что полиция должна иметь возможность оценить опасность ситуации". 

Но пока идут дискуссии о праве на анонимный протест, бурное использование беспилотников (дронов) сделало видеонаблюдением еще более всепроникающим. В США дроны с камерами поэтически называют "глаза неба", их уже вовсю применяют в больших городах для наблюдения, профилактики и уголовного преследования. В Европе законодатели пока препятствуют внедрению беспилотников, а немецкий закон о защите персональных данных строго предписывает полиции, как можно и как нельзя использовать дроны. 

Но "Немецкие железные дороги" (Deutsche Bahn) уже в мае этого года сообщили, что тестируют дроны — в них видят помощников в борьбе с вандалами на транспорте и любителями граффити. Дрон с камерой летает на высоте 150 метров и наблюдает за железнодорожными депо. 

"Длительное применение дронов во время политических протестов или мероприятий было бы антиутопией,— говорит политолог Эрик Тепфер.— Но, думаю, будет иначе. Возникнет эффект привыкания, видеонаблюдение за скоплением людей станет рутинным делом".

Видеть и слышать

Специалист по вычислительной технике, исследователь Фраунгоферовского института в Карлсруэ Маркус Мюллер занимается предотвращением и раскрытием преднамеренных или случайных угроз. Для него контроль над безопасностью — вид сервиса. Он приводит пример одной из услуг в будущем: "Вы подключаетесь к системе безопасности, которую можно активировать при помощи мобильного телефона. И сообщаете системе: я нахожусь там-то, собираюсь пойти домой и хочу, чтобы система за мной наблюдала и меня сопровождала. И она отслеживает ваши передвижения". 

Пока масштабному использованию видеосистем на потребительском уровне препятствуют правовые и политические ограничения в Европе. Поэтому коммерческие фирмы ищут рынки сбыта своей продукции в государствах с репрессивными режимами, говорит сторонник защиты персональных данных Маркус Бекедаль. "Там пользуются спросом программные продукты для контроля и наблюдения. Это еще счастье, что инфраструктура, позволяющая вести наблюдение, в Тунисе и Египте не так хорошо была развита, и был исторический шанс через Facebook и Twitter мобилизовать многих людей. Одновременно мы видели, что многие другие репрессивные государства в арабском мире, наученные этим опытом, развили систему контроля при поддержке западных фирм, таких как, например, Gamma FinFisher, которая является наполовину немецкой, наполовину британской". 

Европейский центр по конституционным правам и правам человека ECCHR тоже называл фирму Gamma FinFischer как пример злоупотребления системами контроля и наблюдения. По его информации, с начала протестного движения в 2011 году в Бахрейне использовались данные телефонных разговоров и интернет-контактов для преследования диссидентов. На допросах им инкриминировались их электронные сообщения и то, о чем шла речь в конфиденциальных беседах. 

Но одно очевидно: большие города и дальше будут находиться в центре наблюдения. И как бы ни протестовали противники контроля, камеры наблюдения останутся главным инструментом безопасности. Сейчас специалисты говорят, что их надо дополнить системами обработки акустики городского пространства. "Нужно принять меры, чтобы системы безопасности могли распознавать призыв о помощи или крик, но при этом содержание бесед должно оставаться неразличимым,— говорит Маркус Мюллер.— И самое главное — разговоры ни в коем случае не должны записываться. Микрофоны в принципе с этой задачей справились бы, но законодательство запрещает их использование, так как возникает опасность подслушивания". 

Как и видеонаблюдение, использование микрофонов еще ограничивается требованием закона о защите персональных данных. Но, возможно, у города будущего наряду с глазами появятся тысячи ушей. Все для нашей безопасности. 

Контролер контроля

Визитная карточка

Кристиан Лерх — журналист австрийского радио ORF и немецкого WDR. Живет и работает в Берлине. Его передачи много раз номинировались, в том числе на премию CNN Journalism Award 2011, и награждались премиями, например Internationaler Featurepreis 2010. В рамках программы Europaeische Journalisten-Fellowships он в 2012-2013 годах больше 10 месяцев исследовал тему видеонаблюдения и контроля.


Журнал "Огонёк", №32 (5292), 19.08.2013